Журнал "Бег и Мы" № 71
(2014)


Хью Джонс: «Только энтузиазм школьного учителя математики удержал меня в беговом клубе»



С Хью Джонсом мне довелось познакомиться еще в 2007 году на Конгрессе Ассоциации международных марафонов и пробегов (AIMS) в китайском городе Сямынь, секретарем которой он является. Позже наши встречи стали регулярными в рамках различных мероприятий, проводимых AIMS. И вот недавно, обратившись вновь к истории Московского международного марафона мира, обратил внимание, что в 1991 году Хью участвовал в нем и финишировал вторым. Я попросил рассказать Хью об этом немного подробнее, а заодно поведать и о своей насыщенной марафонской карьере.
 
 
Краткая справка
 
Хью Джонс. Британский марафонец. Родился 1 ноября 1955 года в Лондоне. Окончил университет в Ливерпуле по специальности «городское планирование». Первый британский бегун, выигравший Лондонский марафон (2:09.24, 1982 г.). Женат. Имеет старшего сына и трех дочерей.
Секретарь AIMS и редактор журнала AIMS Distance Running.
Член комиссии Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) по шоссейному бегу.
Официальный измеритель трасс IAAF и AIMS. Куратор по Европе.
Автор трех книг: об измерении трасс, о подготовке начинающих марафонцев, о 50 лучших марафонах мира.
 
 
Некоторые спортивные достижения Хью Джонса
 
1981 г.    Марафон в Осло                       2:13.06   1-е место
1981 г.    Нью-Йоркский марафон        2:10.59   3-е место
1982 г.    Лондонский марафон             2:09.24   1-место
1983 г.    Стокгольмский марафон       2:11.37   1-е место
1983 г.    Чикагский марафон                2:09.44   2-е место
1984 г.    XXIII Олимпийские игры         2:13.57   12-е место
               (Лос-Анджелес, США)
1986 г.    Чемпионат Европы                 2:11.49   5-е место
               (Штутгарт, ФРГ)
1987 г.    Чемпионат мира                      2:12.54   5-е место
               (Рим, Италия)
1992 г.    Стокгольмский марафон       2:15.58   1-е место           
 
 

Москва
 
Хью, для меня было большой неожиданностью увидеть твое имя в итоговом протоколе Московского международного марафона мира 1991 года.
— Факт есть факт. Я его действительно бежал. Финишировал вторым следом за Джоном Барра из Танзании.
Тогда финиш был на олимпийском стадионе?
— Возможно. Точно не помню. В памяти осталось, что мы бежали через мост около Красной площади, после чего до финиша надо было преодолеть еще порядка 4–6 км.
Каким образом ты оказался на ММММ?
— Тоже точно уже не помню. Кажется, меня пригласила команда одной из западных фирм, имевшей договоренность с марафоном. Я согласовал этот вопрос с моим тренером и еще с одним парнем — Джоном Солей, который должен был выступать в качестве пейсмейкера. Он вел первую половину дистанции Джона Барра. Бежали они очень быстро. Насколько я помню, Барра в итоге финишировал за 2:13 (2:13.05. — Прим. автора). Я отстал от него примерно на 40 секунд. Обычно я помню результаты большинства своих выступлений, но, увы, не могу назвать точный на этом забеге.
1991 год стал последним годом Советского Союза, в 1992-м СССР уже распался. Какие впечатления у тебя остались от Москвы того периода?
— Надо заметить, что впервые я посетил столицу вашей страны в 1972 году, когда был еще юнцом.
Визит был связан со спортивной целью?
— Нет, просто представилась возможность, и был интерес. Да, в 1991-м все выглядело немного иначе. Если не ошибаюсь, тремя неделями после марафона со своего поста сняли Горбачев.
 
Школа
 
Хью, когда ты начал бегать?
— Сейчас мне 57. Насколько я помню, бегаю с пяти или шести лет. Когда я пошел учиться в школу, в Лондоне еще не было такого интенсивного автомобильного движения, как сейчас, и я прибегал домой на обед. Расстояние — около километра с небольшим. Я покорял его четыре раза в день. Так продолжалось до тех пор, пока не начал тренироваться серьезно.
Впервые я принял участие в соревнованиях в возрасте 11 лет. Это был забег на дистанцию примерно 4 км, и я его выиграл.
К тому времени ты уже приступил к беговым тренировкам?
— Нет-нет, вся моя подготовка по-прежнему сводилась к пробежкам между домом и школой. Серьезно я стал заниматься только после 15 лет. А та моя первая победа случилась, когда я учился еще в начальной школе. Причем забег выиграл довольно легко, хотя в нем принимали участие мальчишки и постарше.
Когда мне исполнилось 12 лет, я перешел в школу второго уровня. В ней работал учителем математики человек — большой энтузиаст бега. Он объединил нас в беговой клуб. Мне нравилось заниматься в нем. Первоначально у меня получалось обыгрывать других, и это вдохновляло. Но потом на протяжении трех лет я почти не добивался успехов. В связи с этим даже хотел покинуть клуб, но только энтузиазм учителя не позволил мне сделать это.
А ты интересовался другими видами спорта?
— В школе спортивная программа была довольно разнообразной, но ни к чему другому так сильно, как к бегу, я не прикипел. Опять-таки, наверное, во многом благодаря личности уже упомянутого учителя-энтузиаста. Он занимался с нами раз в неделю после уроков. Мы устраивали соревнования, которые, по сути, и были нашими тренировками.
— Можно ли сказать, что именно тогда ты и стал серьезно заниматься бегом?
— Еще нет. Мои регулярные тренировки, как я и говорил, начались в возрасте 15–16 лет.
Понятное дело, что в таком возрасте марафоны еще не бегают. Наверное, ты начал со специализации в беге на средние дистанции?
— Значительную часть года мы соревновались в кроссе на дистанции примерно 6 км. Но были старты и на стадионе на 800 м, 1500 м, 5000 м и даже 10 000 м, правда, очень редко.
Каких результатов достиг в этих дисциплинах?
— В 16-летнем возрасте я пробежал 10 000 м за 36 минут. Или около того. Точно не помню. Словом — не быстро.
 
Дебют
 
Когда ты пробежал свой первый марафон?
— После окончания школы я решил год провести в путешествиях и отправился в Южную Америку. Когда вернулся, поступил в университет и продолжил занятия в беговом клубе. Выигрывал студенческие соревнования по кроссу. Я мало тренировался на дорожке. Тогда в 22-летнем возрасте и пробежал свой первый марафон. Это произошло в 1978 году. К забегу специально не готовился. Просто решил провести такой эксперимент. Я даже не стал никому говорить о своей затее, так как не был до конца уверен, что все получится. Это было в Англии. Я бедным студентом отправился накануне на тот старт за 400 км от Ливерпуля, где я учился в университете. Трасса была очень холмистой, а последние 14–15 км вообще постоянно шла в гору. После 25-го километра вышел в лидеры, и мне удалось финишировать первым, показав результат 2:25. Насколько помню, с тем марафоном я справился без особых хлопот.
После этого я в течение четырех лет пробегал ежегодно по одному марафону. Это были чемпионаты Англии. В 1979 году показал результат 2:20. В 1980-м, когда проходила Олимпиада в Москве, где-то в районе 2:18–2:19, и занял 14-е место, хотя до 35-го километра шел седьмым, но потом прихватило желудок, и семь человек обошли меня на последних четырех километрах. Я был очень расстроен, потому что знал, что был готов на лучшее. И уже в следующем году пробежал на чемпионате за 2:14. Трасса проходила в три круга по узкой дороге, петлявшей по холмам на фоне деревенских пейзажей. Мне удалось выиграть забег. Это был очень важный момент в моей жизни: я понял, что из меня может получиться неплохой марафонец.
Каков твой личный рекорд?
— 2:09.24. Установил его на Лондонском марафоне, в котором в 1982 году вышел победителем. Этому забегу предшествовала неплохая серия стартов 1981 года, когда после упомянутого чемпионата Англии я пробежал в Осло (2:13), на Кубке Европы во Франции (2:16), в Нью-Йорке (2:11). Но в Нью-Йоркская трасса получилась на 150 метров короче. Победителем стал Альберто Салазар, показавший результат, превышающий высшее мировое достижение. Оно не было засчитано IAAF, хотя сами американцы с этим не согласны.
 
Тихоход
 
Каким путем ты двигался к своим лучшим результатам — через скорость или объемы?
— В первые годы своих осознанных тренировок я, можно сказать, лишь познавал бег, как бы нащупывал его. Я пробегал каждый день примерно по 15 км в обеденное время без какой-либо программы. По крайней мере, так было перед моим первым марафоном. Но когда решил подготовиться ко второму, то попросил одного тренера помочь мне. Он дал мне несколько советов, но я их тогда не принял. Однако позже, когда вопрос встал уже об улучшении результата, все-таки вновь обратился к этому специалисту и на этот раз стал четко следовать его указаниям. В основе лежало развитие выносливости, и лишь изредка я включал интервальные тренировки на стадионе. Надо заметить, что тренер жил в 150 километрах от меня, и наше общение почти всегда проходило дистанционно. Не скажу, что результаты стали сразу улучшаться, но через какой-то период времени это действительно произошло.
Ты помнишь, какие объемы беговой работы выполнял?
— В 1980–81 годах я бегал примерно по 150 км в неделю. После Нью-Йоркского марафона 1981 года я уехал работать в Венгрию. Там тренировался вместе с сильнейшими местными марафонцами и стайерами. Это стало для меня новым опытом — бегать в окружении других людей. Ранее я всегда тренировался один. Обратил внимание, что выполнять большие объемы в компании значительно легче. Именно на венгерский период у меня пришелся рекордный недельный километраж — 225 км. Но это единичный случай. Были периоды, когда я удерживал километраж по 200–210 км в неделю в течение трех месяцев. В месяц выходило около 800 км.
С какой скоростью ты бегал на тренировках?
— Обычно я пробегал утром около 10 км со скоростью 4 мин. на километр или чуть быстрее — 3 мин. 50 сек. После рабочего дня чаще всего делал похожую 15-километровую пробежку. Такие дни я называл легкими. В тяжелые дни в качестве второй тренировки у меня был интервальный бег, например 6 раз по 1500 м.
Ты не пробовал, как легендарный Эмиль Затопек, делать 100 раз по 400 м?
— Нет, такое количество повторений меня не вдохновляло. Хотя я использовал 400-метровые отрезки, пробегая их 20 раз примерно по 68 секунд. Иногда немного улучшал результат каждой последующей четырехсотметровки, постепенно доводя его до 66 секунд. На отдых отводил 100 метров трусцой, это примерно 35–40 сек. Неплохая тестовая тренировка перед марафоном.
Ты участвовал в соревнованиях на 5000 и 10 000 метров на стадионе?
— Я бы сказал так: не в полной мере. Свой лучший результат на 10 000 м — 28.49 — показал еще в 1978 году, тогда же, когда практически без специальной подготовки пробежал свой первый марафон. Позже, тренируясь уже более осмысленно и находясь в хорошей форме, думаю, мог бы показать результат лучше 28.30. Но никак не быстрее 28.20. Я в этом уверен. Но в то время я не соревновался на дорожке.
Словом, можно сказать, ты не скоростной марафонец?
— Согласен. Поэтому я всегда знал, что у меня на дистанции марафона нет больших возможностей сделать решающее ускорение или просто тактически поиграть темпом. Мой бег чаще всего проходил довольно ровно, что, кстати, было очень удобно для соперников. Они могли долгое время спокойно находиться за спиной, а ближе к финишу, сделав ускорение, выйти вперед и выиграть. Даже если с самого начала я брал высокий темп, все равно кто-нибудь успевал зацепиться за мной и так просидеть на хвосте до ключевого момента.
Раньше подавляющее большинство сильнейших марафонцев тактически строили свой бег по дистанции таким образом, чтобы первая половина получалась немного быстрее второй. Теперь же нередки случаи, когда все происходит наоборот.
— Все неоднозначно и зависит, на мой взгляд, от многих факторов. Например, в 1983 году в Чикаго, где я финишировал вторым, проиграв победителю Джозефу Нзау из Кении лишь доли секунды, мы начали первую половину очень медленно — за 65.44, а вторую набежали ровно на 64 минуты. Получилось у обоих по 2:09.44, но я чуть проиграл. А вот годом раньше на Лондонском марафоне, где я тоже показал результат лучше 2:10 и вышел победителем, расклад был иной: первая половина — 64.18, вторая — на 48 секунд хуже. В итоге 2:09.24.
На каком километре лондонской трассы ты вышел в лидеры?
— Да практически сразу же, после первых 800 метров. Правда, явным лидером стал только в районе отметки 5 км. До этого все-таки рядом находился еще один бегун. Будучи с ним приятелями, я знал, что он не побежит всю дистанцию. Так оно и вышло, он сошел после 10 км. Получилось так, что на том рекордном для себя марафоне я сам постоянно задавал нужный темп и контролировал его.
 

Хью Джонс и Хайле Гебрселассе

Олимпиада
 
В 1984 году ты участвовал в Олимпийских играх а Лос-Анджелесе. Надо заметить, что приехал на них, имея в активе хорошие результаты. Но на главном старте четырехлетия показал лишь скромные для себя 2:13.57, оставшись на 12-м месте. Что не сложилось?
— Незадолго до Олимпиады у меня обнаружилась боль в области ахиллова сухожилия. Марафон на Играх еще больше усугубил проблему, да так, что после него буквально через две недели пришлось делать операцию. Конечно, я был не в восторге от показанного результата, но в то же время успокаивал себя: хорошо, что смог довести дело до конца и не сойти. Конечно, я вправе был рассчитывать на лучшее выступление. Достаточно сказать, что Джозеф Нзау, с которым мы почти нос в нос финишировали годом раньше в Чикаго, на Олимпиаде занял седьмое место.
 
Авария
 
Сколько марафонов ты пробежал за свою спортивную карьеру?
— Что-то около 80. Правда, к некоторым я относился исключительно как к тренировочным, хотя все они были официальные.
Я слышал, что у тебя сейчас есть проблема с ногами. Это последствия той предолимпийской травмы?
— Нет, причина совершенно в другом. Без малого пару лет назад в декабре я ехал по Лондону на велосипеде и столкнулся с автомашиной. Потом месяц передвигался на костылях. Полученные при аварии травмы беспокоят и по сей день. Бегать пока не получается. Но на велосипеде езжу. Я его всегда использую как средство передвижения по городу. Даже когда возвращаюсь домой из какой-нибудь поездки, то из аэропорта до нужной станции еду на электричке, а там пересаживаюсь на свой припаркованный велосипед. Оставшиеся 10 км до дома чаще всего еду на нем со всем дорожным багажом.
Почему не на машине?
— У меня никогда не было автомобиля. Я всегда жил в центральной части города, буквально в пяти километрах от самого центра, где проще обходиться без авто.
Сейчас, как я понял, тебе не нужно место для бега. А где ты тренировался раньше? В Лондоне для марафонца есть условия?
— Конечно, в городе много больших парков. Например, всего в полутора километрах от моего дома имеется местечко с 5-километровым кругом. Если отправиться в другом направлении — там холмистая местность, по которой проходит уже 12-километровый круг. Словом, где побегать — проблем нет.
 
Ветеран
 
Как долго продолжалась твоя марафонская карьера?
— Это понятие для меня довольно расплывчатое. С одной стороны, я пробежал свой первый марафон в 1978 году. Но в то же время я не воспринимаю эту дату как начало серьезных занятий марафоном. Здесь правильнее обозначить другую — 1981 год. То же самое можно сказать и об окончании. Последнее значительное выступление у меня было в 1992 году на Стокгольмском марафоне. По сути, этим пробегом я победно завершил свою профессиональную марафонскую карьеру. Однако и после этого я не перестал участвовать в 42-километровых забегах. Разница лишь в том, что я принял решение больше не готовиться к ним так тщательно, как раньше.
Правда, когда я достиг 40-летия и стал ветераном, меня вновь немного завело. Начал выигрывать марафоны по группе «мастерс». Показывал довольно стабильные результаты в районе 2:42–2:43 в Бейруте, Гаване, во Вроцлаве, в Омске… Но потом произошло непредвиденное. В 2004 году вышел на старт марафона в Мадриде. Чувствовал себя достаточно хорошо и взял темп на 2:35. Однако на полпути ощутил жуткую боль в мышце и впервые в жизни сошел с дистанции. Я всегда был убежден, что травму можно получить только при очень напряженных тренировках или полной самоотдаче на соревнованиях. Я же в те годы уже не переусердствовал ни в том ни в другом. Просто бегал в удовольствие. Словом, это был неприятный для меня сюрприз.
Тот злополучный для тебя Мадридский марафон и стал последним?
— Нет, зализав рану, я еще несколько раз пробежал 42-километровую дистанцию. Последний — в 2010 году в Афинах во время празднования 2500-летия легендарной битвы при местечке Марафон. Я сопровождал по исторической трассе молодую девушку, и мы покорили ее за четыре часа. Это был мой самый медленный бег и единственный марафон, который я завершил медленнее трех часов.
Ты еще рассчитываешь переобуться в кроссовки?
— Надеюсь, что это однажды произойдет. Но, наверное, марафон уже никогда не побегу. Посчитал бы за счастье бегать в парке ежедневно по 30–40 минут, иногда, может быть, — по часу.
 
Беседу вел Борис ПРОКОПЬЕВ
 

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.